Слово по окончании Литургии Преждеосвященных Даров в храме иконы Божией Матери "Целительница" г. Ростова-на-Дону во вторник Страстной седмицы

Официальный сайт Ростовской-на-Дону епархии
Слово по окончании Литургии Преждеосвященных Даров в храме иконы Божией Матери "Целительница" г. Ростова-на-Дону во вторник Страстной седмицы
19 апреля 2022 220

«Совсем немного времени осталось, до того дня, когда Господь скажет: «Свершилось!» (Ин., 19:30). А сегодня, беседуя со Своими учениками на Елеонской горе, Он вновь открывает им тайны Царства Божия. И делает Он это для того, чтобы в последние дни утешить их перед своими грядущими страданиями и дать им разумение, силы Его Царства, которое грядет не в этом мире – окружающем нас, внешнем мире – но в силе и славе духовного Царства Его Небесного Отца.

И вот, в этой беседе с учениками, что значит и со всеми нами, Он предлагает несколько притч, одна из которых особенно важна нам для понимания грядущих событий, в том числе и событий дня последнего, в который Господь придет судить и живых, и мертвых.

Господь беседует со Своими учениками притчами до того самого момента, когда после Тайной Вечери войдет в Гефсиманский сад. Он делает это именно так потому, что в притчах возможно изложить смысл о непостижимых для человеческого разума тайнах Царства Божия в виде аллегорий, в неких образах, весьма привычных для Его слушателей: и о господине, который дал для управления своим слугам деньги, чтобы они их преумножили; и о тех рабочих, что в ответ на доверие своего хозяина начали бесчинствовать; наконец, притча о десяти девах. В этой истории (Мф., 25:1–13) говорится о брачном пире – явлении более чем понятном людям того времени, но не всегда явном для сегодняшнего читателя, ведь традиции еврейских свадеб для нас далеко не так очевидны, а в каждый из этих элементов, который был понятен тогда народу, Господь вкладывал особый смысл. Давайте напомним себе эту древнюю историю.

Свадьба состояла из трех частей. Первая из них – это сватовство жениха и невесты. Оно, как правило, совершалось без участия брачующихся, между родителями. Это было заурядное событие, когда родители жениха приходили к родителям невесты, и, собственно говоря, заключался, так называемый брачный договор, свидетельствовавший о том, что их дети составят единую семью. Второй частью брачной церемонии было обручение, когда перед народом объявляли, что данная девушка и данный молодой человек будут жить вместе, и с того момента они уже составляли семью. И даже если кто-то из них умирал в момент после обручения, то второй считался вдовцом, хотя совместного проживания еще не было. Этот период обручения мог длиться от недели до месяца, а иногда даже до года и более, потому что считалось очень важным и необходимым обстоятельством, чтобы супруг приготовил дом, место для жизни, обеспечив при этом средствами свою будущую семью. И только после того, как жилище было приготовлено, когда уже было все необходимое, чтобы семья жила в достатке, совершалась, непосредственно, сама свадьба. Это происходило следующим образом.

Жених приходил в дом к невесте. В какой-то из примерно означенных дней в доме у невесты собирались ее подруги. Это и есть те десять дев, о которых в притче говорит Господь. Они пели песни, веселились в ожидании жениха, потому что тот должен был прийти за невестой, но никто не знал, когда именно. Иногда проходил день, иногда – два; порой он приходил днем, или поздно вечером, а порой и даже ночью. Именно об этом случае и повествует в Своей притче Спаситель. Но перед тем, как прийти, он присылал в этот дом своего друга, который шел по улицам села или небольшого города, возглашая то, что вы слышали в Евангелии: «Се, жених грядет, исходите в сретение его» (Мф., 25:6). И в какое бы это время не происходило, все выходили на улицу, встречая жениха с песнями, музыкой, начинался праздник, в котором участвовало все поселение, все люди, что молги знать эту супружескую чету, а могли и не знать. Они входили в дом, где начинался брачный пир, продолжавшийся несколько дней. Так отмечались свадьбы в Иудее.

Господь рассказывает эту притчу людям, которые прекрасно знают все обычаи. Безусловно, под брачным пиром и женихом Христос понимает пришествие Своего будущего Царства, аллегорически рассказывая народу о том, каким оно будет. Но при этом Он говорит и о том, как нужно ждать этого Царства, подобно тем подругам невесты, которые возжигают светильники в ночи, ведь во время брачного пира запрещалось выходить на улицу без светильника; считалось, что только разбойники могут выйти без света. И вот, эти девы приготовили светильники. И как говорит Господь, пять из них были умными, а пять – не очень, потому что первые взяли с собой масло, необходимое для поддержания огня в светильниках, а вторые не позаботились о том, чтобы горючее у них было про запас. И когда они услышали, что идет жених, то поняли, что масла у них как раз-таки и не хватает. Тогда они просили у своих подруг поделиться маслом, но те ответили, что в таком случае и их лампы погаснут, наступит темнота. Отправившись в поисках масла к продающим, эти пять «юродивых» дев вернулись обратно после начала пира и обнаружили, что двери уже заперты. «Господи! Господи! отвори нам» (Мф., 25:11), - обратились они к жениху, на что он ответил, что не знает, кто они такие, потому что все, кто готовился к этому брачному пиру, уже пришли и празднуют вместе с женихом.

Жуткая история! Вот так встать неподготовленными и просить у Господа в последний момент «Открой нам двери милосердия Твоего!», но услышать этот голос: «Я не знаю вас» …

Господь нам этой притчей открывает тайну Царства Божия. Мы часто слышим ее за Литургией, часто перечитываем в Евангелии дома. Но есть в ней один очень важный момент, на который мне сегодня хотелось бы обратить внимание, хоть он и идет как бы вскользь в этом рассказе. «Полунощи же вопль бысть: се, жених грядет, исходите в сретение его» (Мф., 25:6), – так говорит текст Священного Писания. Это крикнул друг жениха. Таким образом он заблаговременно, пусть и незадолго, предупреждает всех гостей о том, что свадьба скоро начнется. А если проводить аллегорическую параллель с нашей жизнью, то мы, конечно же, имеем предупреждение, что не за горами Пришествие в мир Господа. Мы не знаем, частное ли оно, или общее, но оно, безусловно, очень скоро. И Бог посылает нам провозвестников, направляет к нам «друзей» Своих, через которых мы узнаем о приближении Христа.

И вот, мне думается, что этими провозвестниками Жениха в нашей жизни являются те, кто доставляют нам скорби.

Святитель Игнатий Брянчанинов говорит о том, что только через скорбь можно по-настоящему почувствовать близость Божию, потому что она делает нас сродни Богу. Господь скорбел в Своей земной жизни, претерпевая всю их полноту. И всякий терпящий скорбь делается сопричастным Богу, он приближается к Богу и становится Его другом. Христос подходит к такому человеку настолько близко, как только можно себе это представить, ведь он становится со-естественен Страдающему Богу.

А преподобный Никон Святогорец, рассуждая о скорбях, говорит, что скорби имеют чаще всего для людей три значения. В первом случае Господь, посылая человеку скорби, призывает его к покаянию. И это для нас понятно. Во втором случае Бог позволяет скорбям посетить человека, когда хочет дать ему возможность изменить свою жизнь. И, наконец, третье важное значение скорбей – когда ими Господь испытывает нашу веру. Потому что вера без скорбей не имеет в себе сильного основания. Тот же Игнатий Брянчанинов говорит, что только испытанная скорбями вера может называться таковой и иметь прочное в себе основание.

И потому всякого человека или обстоятельство жизни, что приносят нам скорбь, мы, конечно же, должны воспринимать с благодарением. Ведь именно через эти испытания происходит действительное осмысление нами подлинности духовной жизни. Не от чтения, не от видения, не от слышания, а именно от нашего опыта. Когда человек претерпевает скорби, он научается видеть в них действие десницы Божией. И через эти скорби только и слышится евангельский голос: «Се, жених грядет, исходите в сретение его».

Через скорби душа человеческая становится тоньше, и он наконец-то начинает слышать Бога и своих ближних, которые также имеют нужду в нем, жажду человеческого участия и любви, человеческого присутствия. Это не всегда бывает связано только с внешними скорбями, которые мы сейчас видим в мире, хотя, прежде всего, конечно, и с ними. Ведь в этом случае люди лишаются дома, одежды, пропитания, здоровья. Тогда наше человеческое участие в их скорбях жизненно необходимо, потому что, действительно, оказывая этим людям помощь, мы спасаем им жизнь. Но есть и другая сторона, когда человек чувствует оставленность от других, когда он одинок, ему не с кем поговорить, поделиться своими мыслями, разделить хоть с кем-то, как говорится, кусок хлеба. Это тоже скорби, и мы также можем и должны на них откликнуться своим добрым словом, своим участием, вниманием. Это касается порой и наших близких людей, на которых мы привыкли не обращать своего внимания, полагая, что в их жизни все благополучно, все замечательно, они счастливы, ведь у них все есть: крыша над головой, они сыты и одеты. А то, что человек остается каждый вечер один, и ему не с кем поговорить, а если ему станет плохо, то не будет никого рядом, чтобы оказать ему помощь – мы часто этого не замечаем. Что говорить о друзьях, если мы не думаем так даже о своих родственниках, о собственных родителях! Мы считаем, что их присутствие в нашей жизни столь естественно… А через них, оставленных, которым мы не позвоним, не напишем и не приедем, и звучит-то голос Божий.

Но когда придет Жених – Господь – окажется, что, подобно тем юродивым девам, не имеем масла: и вера есть, и слышали о Его Пришествии, а дел добрых не имеем. Именно эту притчу Церковь не случайно предлагает нам в дни перед страданиями Спасителя, чтобы мы успели подумать, насколько мы близки к Богу, насколько мы принимаем свои страдания и скорби как благословение Божие, и насколько мы можем со-скорбеть ближним нашим, и будем ли мы в той мере, в которой способны на это, со-скорбными Господу и Спасителю нашему Иисусу Христу, Который грядет на вольные страдания, для того, чтобы претерпеть страшную смерть и воскреснуть из мертвых, совоскрешая с Собою и всех нас. Аминь».